«Лучше бы в плен попал»! Признание летчика ВСУ

На похоронах Влада Волошина известный журналист Юрий Бутусов общался с летчиками штурмовой авиации, с теми, кто летал с Владом в 2014-м.

Об этом он сообщил на своей странице в ФБ и выложил рассказ одного из летчиков:

«В начале войны в бригаде было всего 12 пилотов. В августе 14-го, когда российские войска завезли много зенитно-ракетных комплексов, летать соглашались в зону поражения ПВО далеко не все — тогда вылетали на задачи 6 пилотов. Из них сейчас остался в летном составе ВСУ всего 1 офицер. Остальные уволились.

Влад уволился в начале 2017-го года вместе с двумя опытными летчиками. Они уволились по ряду причин. Во-первых, им не давали летать, чтобы совершенствоваться и повышать свой класс. Новички в летных училищах получают больше топлива, чем опытные пилоты, и их конечно, тоже нужно готовить. Но в современной войне нужен характер и подготовка многолетняя, такие как были у Влада. А ему не дали возможности стать пилотом 1-го класса, топлива не нашлось.

Опытные летчики должны получать даже большую практику, чем новички, им надо продолжать совершенствоваться. Ведь мало у нас летчиков, очень мало. Летчик со стажем в 10 лет обходится государству в миллионы долларов, а если такой летчик получил опыт успешных боевых действий — это бесценно. Сохранять опытных бойцов это значит экономить деньги государству. Но на все эти выкладки плюют — потому что все равно наверху, сколько людей остается, их проще заменить новыми, кто не рассуждает и не критикует. Бюджеты пилят на обеспечение, на учебные заведения, и все время денег не хватает. Конечно, не хватает, и не будет хватать, если люди послужат и увольняются еще молодыми, пока еще готовы терпеть.

Во-вторых, на бригаду дали квартиры, ордена, наградные пистолеты. Но тем, кто летал в августе ничего не досталось. Полковник есть, с которым у Влада был конфликт. Полковник был сбит, но вместо того, чтобы выйти на встречу поисковой группе спецназа, ушел со связи. А группу спецназа 3-го полка, которые долго искали полковника, уничтожили под Латышево, люди из-за него погибли.

Полковник сдался в плен и все рассказал россиянам на допросах. И его после этого обменивают, делают героем, дают орден, пистолет, квартиру, продвигают по службе. А Влад ударил по россиянам под Иловайском, был сбит, но в плен не сдался, вырвался. При катапультировании сломал руку, очень тяжело, в суставе, тяжело травмировал позвоночник, у него все это болело постоянно. Ему не признали это боевыми ранениями, он лечился за свой счет. Квартиру его семья не получила, орден или пистолет за Иловайск он тоже не получил.

Получается, лучше бы в плен попал, тогда внимание бы было. Влад не молчал никогда, был неудобным, потому и ушли его из армии. Для него это было очень больно, он был создан для военной жизни.
У нас в бригаде был анонимное анкетирование психологов — так вот, все готовы защищать Родину. Но власти не доверяет большинство.

Я тоже летал в 14-м. Я получаю 13 тысяч гривен. Содержу семью, жена и маленькие дети, квартиры нет, без кредитов купить что-то нельзя, все наши деньги идут на питание. У меня контракт до конца особого периода, этим все сказано».

Share