«Путин знал на что идет». Бывший агент ЦРУ рассказал о спецоперации ГРУ России

Когда российский президент Владимир Путин одобрил то, что, по словам американских властей, было операцией ГРУ по вмешательству в выборы 2016 года, он, без сомнений, ожидал, что это нанесет смертельный удар по американо-российским отношениям. Разведка США узнала бы об этом в какой-то момент — таков риск проведения разведывательной операции на таком уровне

Об этом пишет бывший агент ЦРУ и директор по разведке и контрразведке в Министерстве энергетики США Ролф Моуэтт-Ларссен в статье для The Washington Post, передает сегодня Inopressa.

«В расчете рисков против выгоды, который используют сотрудники разведки, ветеран КГБ, вероятно, решил, что возможность повлиять на выборы была слишком хорошей, чтобы упустить ее», — говорится в статье.

«В лучшем случае Трамп победит, но поднимется шум о том, что Россия его поддержала; в худшем — администрация Хиллари Клинтон, которая, скорее всего, заняла бы еще более жесткую позицию по отношению к Москве, чем Барак Обама, была бы ослаблена внутриполитическими проблемами. В любом случае, Путин отказался от каких-либо возможностей восстановить хорошие отношения с США», — пишет автор.

«Очевидно, расчет рисков со стороны России сейчас таков же, как и в 2016 году: Путин считает, что российским интересам больше отвечает конфронтация, чем сотрудничество с США и союзниками НАТО», — говорится в публикации.

На встрече в Хельсинки Путин не скрывал враждебности в адрес предполагаемого лицемерия и самомнения американской демократии, считает Моуэтт-Ларссен. «Он высмеял ту идею, что Трамп мог представлять интерес для россиян как бизнесмен, что полностью противоречит всему, что известно США о целенаправленных попытках взаимодействия и слежении за известными американцами, которые путешествуют в Россию.

Путин сделал заведомо абсурдное предложение пригласить следователей Мюллера в Москву для допроса свидетелей. Его предложение, что, в обмен на это, США должны выдать бывшего посла Майкла Макфола для допроса, было очевидным оскорблением всему политическому истеблишменту США. Серьезных предложений не поступило. Их целью было провоцировать, а не вдохновлять диалог», — говорится в статье.

«Почему Путин оставил свою холодную манеру и самоконтроль в Хельсинки?» — задается вопросом автор.

«Путин, кажется, полностью рассчитывает на ту идею, что Россия возобладает в долгосрочной перспективе, потому что западная демократия находится в необратимом упадке. В своих публичных заявлениях и выступлениях он последовательно отвергает идею о том, что демократия в чем-либо превосходит его модель — авторитарную модель, — когда дело касается обеспечения порядка, стабильности и безопасности для граждан», — рассуждает Моуэтт-Ларссен. Он рассчитывает на то, что мы, американцы, докажем его точку зрения растущей расколотостью и неэффективностью, проистекающими из нашей системы, полагает он.

«Если мы хотим доказать, что он ошибается, мы должны помнить — и напоминать ему, — что успех Америки проистекает не из нашей военной или экономической мощи, а из основных ценностей, которые облагораживали и поддерживали нашу систему со времен Американской революции. Те же основные ценности, которые Путин с пренебрежением называет признаками коррумпированной и дисфункциональной модели управления, могут спасти нас, но только если мы будем их неукоснительно придерживаться», — заключает автор.

 

Share