Ждем удара от сябров. Путин переносит склады с боеприпасами в Белорусь

14 ноября вступило в силу соглашение между правительствами Республики Беларусь и Российской Федерации о совместном техническом обеспечении региональной группировки войск двух государств сообщают Белорусские новости

Это межправительственное соглашение было подписано сторонами 2 ноября 2016 года и утверждено правительством Беларуси 21 марта 2017 года. Оно регулирует вопросы взаимодействия вооруженных сил двух стран при организации совместного технического обеспечения региональной группировки войск.

Как следует из документа, техническое обеспечение региональной группировки войск осуществляется силами и средствами двух государств «в интересах своих национальных частей региональной группировки войск, а при необходимости — в интересах всех войск, входящих в состав группировки».

В соглашении также говорится, что дообеспечение вооружением и военной техникой, иными материальными средствами белорусской части региональной группировки войск организуется Министерством обороны Российской Федерации в согласованных объемах за счет имеющихся запасов вооруженных сил РФ в период нарастания военной угрозы Союзному государству и в военное время.

В период непосредственной угрозы агрессии запасы вооружения, военной техники и других материальных средств, предназначенные для российской части региональной группировки войск, могут перемещаться на стационарную материально-техническую базу вооруженных сил Беларуси.

По мнению комментаторов, приведенные выше два положения и являются ключевыми в документе.

Насколько можно понять из контекста, дообеспечение белорусской части региональной группировки войск вооружением, военной техникой и иными материальной средствами за счет запасов Минобороны России будет производиться при доведении численности вооруженных сил Беларуси до штатов военного времени в период нарастания военной угрозы и начала войны.

Тогда потеряют смысл положения Договора об ограничении обычных вооружений в Европе (впрочем, Россия его уже не соблюдает).

Что же касается запасов вооружения, военной техники и иного военного имущества, создаваемых в период непосредственной угрозы агрессии на белорусской территории для нужд российской части региональной группировки войск, то такая практика не является чем-то новым. Например, у США на складах в ряде стран Европы на случай войны уже хранится большое количество танков, другого тяжелого вооружения, военной техники и материальных ресурсов.

Если понадобится быстро нарастить силы и средства на европейском театре военных действий, американскому командованию не нужно будет везти эту армаду неделями по морю на кораблях (подвергая угрозе нападения авиации и подлодок). Достаточно по воздуху в течение нескольких часов перебросить экипажи и технических специалистов к местам хранения вооружения и боевой техники.

Зачем армии России четыре тысячи вагонов для перевозок в Беларусь?
Конечно, места расквартирования российских войск несравнимо ближе к Беларуси, чем американских — к Германии или Польше. Но, как показал опыт учений «Запад», сроки переброски тяжелого вооружения и боевой техники по железной дороге из-под Ярославля (и даже из-под Москвы) на западные рубежи Союзного государства слишком велики по меркам современной войны. К тому же надо учитывать, что во время войны транспортная инфраструктура воюющих стран прежде всего подвергнется удару противника.

Выходом является предварительное складирование тяжелого вооружения и боевой техники (а также всего необходимого для их применения) на театре военных действий с последующей доставкой туда по воздуху необходимого персонала.

Настораживающим моментом является нечеткость понятий «период нарастания военной угрозы» и «период непосредственной угрозы агрессии».

Игра слов. В договоре о единой системе ПВО поменяли ключевую формулировку
У Беларуси с Россией имеются две общие группировки — единая региональная система ПВО и совместная группировка сухопутных войск. Эти группировки до поры до времени находятся в «спящем» состоянии. Раньше отсчет их деятельности начинался с наступления так называемого «угрожаемого периода», который имеет четкое определение и признаки. В этот период, предшествующий началу войны, потенциальные противники проводят частичную мобилизацию и переводят свою экономику на военные рельсы.

Однако в связи с тем, что в современную эпоху военные действия все больше приобретают характер гибридной войны (когда мобилизация не проводится, ударные группировки не создаются, а войны официально не объявляются), понятие «угрожаемый период» все больше теряет свое реальное содержание. А пришедшие на смену понятия имеют достаточно субъективный характер, когда отсутствуют четкие критерии того, что «период нарастания военной угрозы» и/или «период непосредственной угрозы агрессии» уже наступил.

И теоретически военный механизм Союзного государства может быть запущен без достаточного на то оснований, а последствия могут быть весьма серьезными.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.